Valise ideas

«месье Фролов ,откуда вы берете идеи для ваших картин?» Спрашивает интеллигентная французская дама с маленькой стриженой собачкой на изящном поводке. Этот вопрос я слышал тысячи раз, на всех вернисажах, коктейлях, в той или иной форме ,читал эту фразу в книгах отзывов на всех выставках…

Мне было 12 лет, недавно я поступил в художественную школу. в то время я «болел» Достоевским. После занятий я запихивал в большую холщевую сумку-торбу альбом для рисования, карандаши и ехал в район Сенной площади. Изображая Раскольникова я шаркал по набережным и переулкам(уже в те годы, я был толстым, крепким и румяным, с худым изможденным Раскольниковым сходство было весьма относительным).Из окон грязных питерских подъездов рисовал дворы колодцы, читал таблички с фамилиями под звонками коммунальных квартир, считал шаги от дворницкой где раскольников украл топор ,до дома старухи процентщицы. Но больше всего я любил чердаки и крыши старого города.

Тихо, чтобы не услышали жильцы верхних квартир, я открывал чердачную дверь. Прислушивался, было всегда страшно. На всех чердаках было темно и пыльно, на стропилах хохлились голуби, по темным углам жались бездомные кошки. Перебарывая страх, осторожно ступая, я крался к слуховому окошку. Три шатких ступеньки вверх, скрипнула решетчатая дверца, а дальше простор, графика крыш уходит к горизонту, дымят трубы, блестят купола соборов, морской ветер ерошит волосы…..
Однажды, во время такой прогулки, я нашел совершенно фантастический дом. Дом был странной эклектичной архитектуры, с узкими окнами, хаотично разбросанными балкончиками и круглым оконцем под самой крыши. Не раздумывая , я решил забраться на чердак(лишь бы чердачная дверь была бы не заперта)и нарисовать вид из круглого окошка. Дверь была открыта, чердак был высокий гулкий и захламленный, на балках под крышей висели старые коньки, лучи солнца сквозь щели в крыше прорезали столетнюю пыль. Я подкрался к окну…и вдруг…У меня перехватило дыхание, я ликовал! Я нашел клад. Это был маленький старинный саквояж, он был пыльный, тертой кожи, к ручке была привязана бумажная бирка с чем то нечитаемым. Медные замочки легко открылись ,и из шелкового нутра вывалился картонный прямоугольник прокомпостированного билетика Бухарест-Константинополь. В полном мальчишеском счастье, я плюхнулся на грязный чердачный пол, и внимательно рассматривая свою драгоценную находку, стал фантазировать.

Мне представилась Дама в немыслимой шляпе ,с колышещимеся вуалями(наверняка в самом начале 20 века в этом доме у нее была огромная квартира).Она выходит из подъезда, узкая рука в длинной перчатке держит этот саквояжик ,сзади мужики в картузах тащат сундуки, изклееные этикетками заморских круизов чемоданы, шляпные коробки, самовар и клетку с толстым котом в монокле и вязанной шапочке. Фаэтон ждет путешественницу, возница в высоком черном цилиндре, на цилиндре ворона держит в клюве брегет. Слуги привязывают багаж на крышу кареты-«кота Иннокентия, я возьму с собой»,дверка закрывается, изящная ручка задергивает шторку. На лошадях шляпы с павлиньими перьями, в их гривах копошатся деловитые воробьи ,в жилетках и кепках. Цоканье подков растворилось за углом в переулке. Дама отправилась в кругосветное путешествие. Я долго сидел на чердаке, и в своих фантазия следовал за фаэтоном, из-за афишной тумбы на Варшавском вокзале подглядывал, как Дама садится в поезд, как стюард обвешанный маленькими кошелечками и сумочками ,в остроносых туфлях и феске, помогает ей сесть в вагон, как кот Иннокентий сквозь решетку клетки щекочет нос дюжего носильщика в клетчатом фартуке ……

Я понял, саквояж волшебный, стоит мне его открыть, как я начинаю представлять, самые несуразные вещи, сказочные страны, немыслимые одежды, ожившие предметы……С тех пор прошел 21 год, но и сейчас, если у меня нет вдохновения, не складывается картина, я отщелкиваю замочки саквояжа и…….